Восточные сказки

fproshenie4Обманутым быть неприятно в любом случае, будь то деловые партнеры или продавец в магазине, обсчитывающий на пять рублей. Но когда врут самые близкие, самые любимые люди, вообще непонятно, как жить дальше. Всем теперь не верить?

Я всегда считала себя очень проницатель­ной. Думала, что в людях — а в мужчинах особенно — разбираться умею. Во всем, что касается бизнеса, сбоев не было никогда. Понимала, кому лишний раз улыбнуться, с кем быть построже, кому дать «на лапу» и сколько. Они говорили комплименты, некоторые даже в любви признавались, но я давно поняла цену этим словам. Полный ноль! Были, конечно, и мужчины, с которыми я общалась не по долгу службы. Но, по привычке что ли, все их красивые слова считала неис­кренними. Думала: «Болтай, болтай! Хочешь, небось, не просто переспать с красивой женщиной, но и жизнь красивую себе устроить — в ее квартире пожить, на ее машинке покататься … Размечтался!» Да и подруги поддерживали: «Все мужички нынче хотят в теплом гнездышке устроиться получше». Когда отмечала тридцатилетие, подвела неутешитепь­ный итог: знакомых много, а человека, которому можно довериться, рядом нет.

И вот влюбилась! Мы познакомились в такси: он подвозил меня после очередной вечеринки. Вдруг начал читать стихи о том, как в прекрасных глазах прекрасной дамы должен гореть вечный огонь любви. Сказал, что сочинил сам. По-русски он говорил с легким акцентом. Ильяс был «лицом кавказской национальности». Одет он, в отличие от многих земляков, был очень аккуратно, пах дорогим парфюмом. Когда подъехали к дому, он вышел, открыл дверь и подал руку. Даже из моих ухажеров немногие это делали, а о таксистах нечего и говорить.

Через неделю я вызвала такси, что бы ехать на вокзал.Позвонили, что машина подана. Выхожу из квартиры — стоит мой знакомый. Довез, проводил до самого вагона, но деньги взял строго по счетчику — не больше. Пообещал встретить. Я не поверила, а зря! На вокзале его нельзя было не заметить — у моего встречающего был самый большой букет. Я расхохоталась. Меня-то цветами не удивишь. Ведь это и есть мой бизнес! И вполне успешный — начинала с одного ларька, а теперь у меня три магазина. Конечно, ему я не стала всего этого объяснять, чтобы не обидеть.

В машине разговорились. Он рассказал, что сам он из Азербайджана, родители там живут. С работой в его родном городе совсем плохо, и он вынужден таксовать в России. Рассказал, как тоскует по стареньким родителям, но чаще, чем раз в год, навещать их не может — дорога недешевая, а лишних денег нет, и так большую часть отправляет домой .

Еще несколько раз он меня подвозил, а через три месяца я пригласила его на должность персонального водителя., Зарплату ему положила гораздо выше среднего, понимала, как ему нужны деньги. Очень скоро он занял место и в моей постели. Ночевать оставался редко: объяснял, что не хочет стеснять. К себе тоже не приглашал. ПО его словам, в его съемной комнате такой роскошной женщине, как я, не место.

В отличие от прежних ухажеров, Ильяс не делал дорогих подарков. А я и не требовала. В конце концов, их и сама купить могу. Зато какие слова говорил, какие завтраки готовил, как массировал ноги вечером! Когда узнал, что я беременна, был на седьмом небе от счастья. Вскоре перебрался ко мне, объяснил, что хочет постоянно быть рядом — вдруг со мной что-то случится. Вся беремен­ность была сказкой. Он приносил с рынка отборные фрукты, часто сам готовил и кормил меня восточными вкусностями. Родила прекрасную девочку. Через неделю после выписки из роддома он уехал к родителям — просить благосло­вения на наш брак. Я еще денег ему дала в дорогу, купила им подарки …

А вскоре пришло письмо: «Прости. Вернуться не могу». Когда моей дочечке было два месяца, я встретила подругу по несчастью. Ирина поджидала меня у подъезда. Оказалось, все то время, что Ильяс клялся в любви мне, он жил у нее. Вот почему «холостяк» был такой чистенький! А как только у нее появился ребенок, он сбежал ко мне. Уехал он действительно домой, к семье — законной жене и двоим сыновьям, но скоро обязательно вернется. Только не ко мне и не к ней — найдет такую же глупышку в другом городе и будет рассказывать ей свои восточные сказки. Оказывается, Ира нашла в Интернете его фото и еще три подобные истории. Я ей возразила — аферистом его не назовешь, ведь денег он у нас не просил. Но Ира верно заметила: подобные мужчины понимают натуру русских баб — просить не надо, любимым мы и сами все отдадим. Поплакалась подругам. Все сошлись на том, что это мне урок: вляпалась — впредь буду умнее. И только одна сказала, что все не так плохо -я получила полтора года счастья и чудесного ребенка.

 

 

Поделиться в соц. сетях

0
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика